Главная Библиотека Сага

Сага

Каменное сердце

Было это в стародавние времена. Да и кто знает, было или не было. Только историю эту до сих пор из поколения в поколение пересказывают. И деды наши и пращуры еще с тех времен, когда люди в ладу жили со своими старыми богами. А про Белого бога никто толком и не слыхивал.

Жил далеко на Севере Король Харальд Свирепый. Многих славных воинов он имел под своими знаменами. В дальние походы ходил и взял в них бессметные сокровища разные, да и прозвище свое непросто так заслужил.

Каждый год устраивал он у себя Великий пир, на который жарили огромного кабана. Самого большого, что находили в королевстве. Много забав и хвастовства  на тех пирах встречалось. Этим Харальд Свирепый зазывал себе на службу смельчаков со всех краев, а потому часто заканчивались хмельные вечера крепкими поединками, из которых лишь один оставался живым победителем.

В один из таких пиров отправился судьбу испытать молодой вендский князь Сваргов. Имя свое он в честь Бога Солнца получил. Был княжич от рождения им отмечен и волхвы за ним большую силу видели, но до срока об этом никому не говорили. Только поехал Сваргов не один. В попутчики ему напросились человек торговый из ладожских по имени Михас, да два прочих. Один, слыл способным письмена писать, на языках разных разговаривать и много занятных историй по вечерам прямо на ходу сочинять. Как на самом деле от рождения его звали никто уже и не упомнит. По рассказам он был из далекой земли греческой, и прозвище у него было Стек, что значит палочка для письма. Другой по имени Сватли, был со стороны печенегов. Но много по земле таскался и более всего варяжских порядков набрался. Потому и руками сам работать разное мог и мечом не хуже при надобности справиться был способен, хотя и языком молоть тоже был горазд.

Отговаривали князя Сваргова ехать в столь опасное путешествие. Много смельчаков свои головы положили на этих пирах. Да и домой, пожалуй, никто так и не вернулся. Хитро щурился только на это Сваргов, и как пришло время со своими спутниками, да двумя еще верными людьми отправился в путь.

Долго ли коротко, путь был не близкий. Лето уже заканчивалось и ночи были холодные. Раз в ночи от стаи волков отбивались. Другой спасали на перекатах людей торговых, когда у них ладья перевернулась, и все добро Водяной царь был готов уже себе забрать. Вместе все трудности и опасности преодолевали друг другу помощью и опорой были. А потому стали хорошими товарищами, надеясь на удачу при дворе Харальда Свирепого.

Уже к исходу осени, когда белое пуховое одеяло стало покрывать землю, а птицы бросали прощальный клич, улетая на юг, князь Сваргов со своими товарищами прибыл в столицу далекого Северного Королевства.

Город был большой и добротно сделанный. Половина была из камня построена, вторая из дерева. Много везде резьбы славной имелось. Достаток и благополучие виделось в каждом дворе.

В ночь остановились лагерем рядом с городом, а утром князь Сваргов пошел к Харальду Свирепому с дарами и подарками, как полагается по древним обычаям и правильному отеческому воспитанию.

Принял Харальд Свирепый в своем огромном зале князя Сваргова хорошо, почти как сына или близкого родственника. Усадил рядом. Большой кубок дорогого фряжского вина налил. Разговоры подобающие при этом вел. Не спешил, чинно, как предки заповедовали. Сказал князь Сваргов, что хочет на пиру счастья своего попытать и с дружиной Харальда в далекий поход идти. Понравились такие речи Харальду Свирепому. Каждый год к нему съезжались со всех сторон лучшие смельчаки. Они мечом себе добывали славу, а знаменам Харальда почет и уважение. Поэтому на это он сказал, что как все соберутся, будут испытания и достойные смогут с его воинами быть в следующем походе. А пока время не подошло Харальд Свирепый предложил князю Сваргову и его спутникам пожить рядом с его двором в доме для гостей. Уж больно Северному Королю и сам князь и его подарки приглянулись.

Так и расположился князь и его сотоварищи рядом с двором Харальда Свирепого за две луны до зимнего Йольского пира.

Пока, суть да дело, князь Сваргов с интересом наблюдал, как живут люди в Северном Королевстве. И хотя люди везде люди, много отличий он замечал, и некоторые ему казались особенно чудными.

За время ожидания пира Михас, торговый человек из ладожских, что напросился в спутники князю с успехом продавал свои украшения и товары которые он вез с собой от вендов и других разных племен и народов. Его товары охотно раскупали и Михас был счастлив, как удачно, идут его дела. Особо горожане покупали у Михаса вещи из янтаря. Полагая, что в нем особая сила. Раз даже Харальд Свирепый разрешил чужеземцам жить рядом со своим двором. Что само по себе уже было большой редкостью.

Стек со Сватли тоже целыми днями пропадали в городе. Ходили по торговым рядам, заходили на постоялые дворы, где Стек развлекал приезжих своими чудными рассказами, а Сватли умудрялся непременно кого ни будь задеть своим острым языком. И дело не доходило до поединка только от того, что князь, с которым они прибыли, был гостем самого Северного Короля.

Время шло, все больше храбрецов съезжалось на пир Харальда Свирепого. Все оживленней становилось в городе и все больше возникало тут и там кровавых стычек в которых только один оставался в живых.

Поговаривали о том, что даже старый коган Дымай от хазар прибыл с целой свитой своих людей. И все гадали к чему он притащился в такой далекий путь. Храбростью или силой он даже во времена своей молодости не отличался, труслив он был и завистлив. Это все знали. Да и вида он был не лучше лешего или кикимор лесных. Голова как колено лысая, роста маленького и все время весь трясется как осиновый лист на ветру. Зато с князьями да королями был суетлив и приветлив, разливая ядовитым елеем неискреннюю похвалу.

Одним словом, пир собирался быть знатным, и в его преддверии многие высказывали свои предположения, что и как будет.

Князь Сваргов тоже с удовольствием слушал разговоры уже седобородых воинов и мечтал о своих подвигах, которых он уже наслышался множество раз. И хотя все они по большей степени касались кто и когда больше добычу взял и как хитрее врага победил, это все обрастало такими подробностями, что участники этих историй выглядели как настоящие герои.

В один из таких дней князь Сваргов находился в Большом доме Северного Короля и заметил необычную девушку. Цвета лица она была смуглого, глаза как два драгоценных камня в которых огонь вспыхивал в самой глубине и бессметными искрами сверкал дальше. Тонкий и изящный стан, словно у лани манил и притягивал взор. Он услышал, что ее звали Белесса, что значит на каком-то южном наречии Прекрасная Принцесса, хотя настоящее ее имя было для всех тайной. Знали только, что Харальд Свирепый привез ее еще маленькой из далекого похода на Восток. И там она была Царевной. Против обыкновения Харальд ее удочерил и относился к ней очень хорошо. Может еще и от того, что Боги ему посылали только сыновей.

В тот вечер Белесса следила за тем, чтобы рог Харальда Свирепого всегда был полон хмельного меда, а тарелки гостей жирной оленины, поэтому знаками показывала слугам, кому еще из гостей нужно для разговора добавить еды или питья.

Когда случайно взгляд князя Сваргова встретился с восхитительными глазами Белессы, словно огниво ударило о кресало! Да с такой силой, что внутри у князя только искры полетели в разные стороны. Огонь вспыхнул в душе вендского князя. А какой, ему и самому было невдомек. Только с того момента потерял он покой и каждый раз норовил так у Харальда Свирепого оказаться чтобы хоть одним глазком увидеть Белессу. А та словно ничего и не замечала, даже не смотрела в сторону князя.

Не заметно за всеми этими хлопотами и наступил Йольский пир. В Большом доме Харальда Свирепого собралось столько лучших бойцов и храбрецов, что косточки от вишни негде было упасть. Начиналось самое интересное. По традиции в дом завели кабана и каждый старался дотронуться до его щетины и загадать хоть одно заветное желание. Кабан был поистине громадным, он зло пытался вырваться из крепких рук державших его молодцов. Глаза были бешены и свирепы.

Но вот уже чаши у всех полны и пир начался! Зазвучали братины и здравицы обращенные в сторону Северного Короля и присутствующих на пиру великих воинов. Каждый старался поразить друг друга изящностью и необычностью своих слов. И правда, словно искусный  орнамент в воздухе Большого дома возникали самые причудливые высказывания. Как ни странно дошла очередь и до Дымая. Ему пришлось взобраться на скамью, чтобы с его короткими и кривыми ногами было видно со всех сторон. И не смотря на свой визгливый голос после его слов вдруг в Большом доме наступила мгновенная и полная тишина. Этот хазарский коган вдруг при всех потребовал отдать ему в жены приемную дочь Харальда – Белессу! Для всех это было верхом наглости и невероятной варварской невоспитанности.  Отродясь, такого не случалось. Да и жен благородные мужья не так просили. По заповедям отцов старались, чтобы у молодых был лад между собой, а для этого должны они были быть друг другу любы.

Однако наглец Дымай все хорошенько рассчитал. Он знал, что в эти дни никто не осквернит законов гостеприимства и потому пользовался моментом. Он сулил горы золота и самоцветов, которые как по волшебству тут же вносили его слуги в Большой дом Харальда. У всех аж в глазах зарябило от таких несметных сокровищ. На это Харальд Свирепый только качал головой, а глаза его налились бешенством и яростью еще пострашнее йольского кабана. Казалось, что он как дикий зверь прыгнет на эту коротышку Когана Дымая и разорвет его на мелкие клочья. От ярости Харальд так сжал свой золоченный рог, что мед из него брызнул из него во все стороны. Все словно онемели. Дымай же горделиво стоял на скамье и продолжал сулить подарки. Внесли горы мехов. Там было все от шкуры белого медведя до легкой куницы. Затем горы парчи, пряностей. Одни сундуки сменяли другие.

Северный Король был непреклонен. В глазах у Дымая уже даже начал мелькать страх, когда он краешком глаза заметил, как вокруг него стали подниматься воины на защиту чести  Харальда Свирепого и его приемной дочери. И хотя оружия с ними по обычаю не было они с легкостью и удовольствием могли разорвать Дымая за две ноги голыми руками. Какое то время Харальд Свирепый хранил молчание, было только видно как желваки играли у него по лицу выдавая сколько усилий стоило Северному Королю чтобы сдержаться. Народ королевства и все гости притихли, когда вдруг Харальд резко и неожиданно встал во весь свой могучий рост и тихим от негодования голосом сказал во всеуслышание, что Белесса хотя и приемная дочь, но не кобылица, которая имеет свою цену и может быть продана первому встречному. А потому он спросил, есть ли на пиру храбрецы, которые смогут выступить за честь его приемной дочери в испытаниях с князем Дымаем. Половина молодцов с радостью повыскакивали с мест выражая свое желание в этом участвовать, озорно переглядываясь между собой. Среди них поднялся и вендский князь Сваргов. От всего происходящего он пришел в неописуемое волнение. Ни разу не разговаривая с Белесой он не желал себе никаких надежд. Но что-то   не давало ему покоя и он этого никак не мог понять. Однако, услышав подобное подлое вероломство и явное злоупотребление законами гостеприимства Сваргов для себя принял решение во что бы то ни стало наказать наглеца.

И тут вдруг сказал свое слово коган Дымай. Глаза его сузились от злости и он ядовито сказал, что готов участвовать в поединках при условии, что все проигравшие будут сразу же казнены. Все находящиеся в большом доме от неожиданности одновременно охнули. Да так что получился один большой возглас. Такого точно никто никогда не помнил. Только слова достигли цели. Количество желающих резко поубавилось и взгляды уже были их не столь озорные как прежде. Но делать было нечего. Никто уже не мог изменить этих условий.

Тогда старейшины собрались на совет для определения времени, места и способа состязаний. Два дня уже после пира самые заслуженные воины и мудрые мужи из людей Харальда Свирепого закрылись вместе со своим королем и ломали над этим головы. А в это время в своих покоях Белесса с глазами полного отчаяния и горе думала о своей предстоящей судьбе. Она вспоминала своих богов, образ которых уже очень слаб и молилась богам Северного Королевства в надежде, что они явят чудо и спасут ее от уродливого Дымая. После этого она с не меньшим ужасом начинала думать о том, что воины ее приемного отца не многим лучше этого отвратительного Дымая. А значит из огня она может попасть сразу в полымя. Он не представляла где может быть выход из этого и потому еще сильнее молилась об избавлении от этой внезапно свалившейся на ее голову напасти. И чем больше и сильнее она молилась, тем отчетливей она внутренним взором начинала видеть чьи-то темные как еловые леса Северного Королевства зеленые глаза, восхищенно смотрящие на нее.

Это видение ее окончательно подкосило и Белесса упала без чувств. Она пришла в себя в тот день, когда начинался первый поединок. Это должны были быть скачки на конях. Продолжить состязание дальше могли только трое, остальных ждала смерть. Всего кроме Дымая вызвались еще двенадцать храбрецов. Только это уже не было похоже на праздник.

По сигналу кони рванули все с места. Нужно было проскакать три больших круга вокруг города и в одном месте перескочить ров с водой. Дымай горделиво сидел на горячем азиатском коне. Который, действительно стоил целого состояния, и потому словно играючи обгонял одного за другим добровольцев вызвавшихся защитить честь Северного Короля. Вдруг трое коней на полном ходу словно уперлись в стену и упали на землю вместе со своими седоками.

Все наблюдавшие за этим ахнули. И такого тоже никогда не бывало! На втором круге еще четверо не смогли дальше бороться в скачках. Одни неудачно сорвались с края рва в воду, остальные на полном ходу упали со своими седлами и тут же погибли под копытами своих же коней. Дымай только злорадно улыбался, настойчиво двигаясь к победе. На третьем круге осталось лишь четыре претендента. И в тот момент, когда Дымай уже готов был прийти первым его конь оступился и пришел только третьим. Первым оказался князь Сварогов, второй воин с далеких греческих земель по имени Охлокос.

Дымай был вне себя от ярости. Спрыгнув с коня он резко вытащил коротки меч с пояса и неожиданно ударил прямо в сердце благородного скакуна, тут же на месте убил красавца коня. Зло поглядев на Сваргова и Охоколоса Дымай лишь заскрежетал зубами, но ничего не сказав удалился к себе.

Следующее испытание заключалось в том, что каждый из оставшихся трех должен был загадать свою загадку, а затем отгадать две других. После чего было приготовлено для них еще одно состязание – нужно было из лука попасть в цель на расстоянии ста шагов.

Белесса с трепетом узнала, что какой-то вендский князь победил в первом испытании.

Еще через два дня должно было начаться второе состязание. Начались томительные приготовления. Нужно было сосредоточится и собраться, чтобы вспомнить все чему учили волхвы и говорили старейшины. Ничего не предвещало беды, как вдруг вечером дня до испытаний. Торговый человек Михас из ладожских затеял неладное. До этого он стал появляться молчаливый и таинственный, стал сторониться от всех. А потом возьми и объяви всем, что он устал и не желает больше из своих денег кормить и поить князя Сваргова его людей и спутников. Что они его обманули и присвоили часть товаров и денег. Поэтому он собирается и прямо сейчас уходит. Всех как громом поразило. Михаса словно подменили. До этого всегда улыбчивый и радушный в одно мгновение он превратился в желчного торговца. Быстро собрав все свои вещи Михас покинул своих прежних спутников и товарищей. Мало того, что он нес полную околесицу, и даже часть правды в этом не было, ведь именно благодаря князю Михас успел сделать успешную торговлю. Однако до утра никто не смог сомкнуть глаз. Все терялись в догадках, что же на самом деле произошло.

Между тем, времени на подготовку совсем не оставалось и нужно было срочно что-то   делать. У князя из головы не шел поступок Михаса. На него накатывалась волна отчаяния, когда он думал о том, что не сможет придумать хитрую загадку и проиграет Дымаю. В это время Стек вызвался помочь с загадкой, по этой части он был большой мастак. Послушав Стека, князь Сваргов выбрал одну и с тяжелым сердцем уснул, чтобы на следующий день пройти следующие испытания.

Князь Сваргов отгадал две загадки Дымая и Охлономуса. Охлономус не отгадал ни одной и Дымай с лёгкостью отгадал загадку Сваргова. Что-то было не так.

Ещё через два дня предстояло решительное испытание. Победитель в нём и станет добиваться руки Белессы. Поэтому князь Сваргов очень тщательно готовил свой лук для стрельбы. Сватли, как человек искушённый в военном деле, вызвался помочь. Все цели на сто шагов были успешно поражены. Лук хорошо сидел в руке. Стрелы были точно подобраны, чтобы лететь в цели. И всё равно спокойствия в душе у Сваргова не было.

В вечер за день до состязания на луках Сваргов сидел во дворе гостевого дома Северного Короля и неотрывно думал о Белессе. О её волшебных глазах, улыбке, дивном голосе и шелковистых волосах. И он снова  оказался в другом мире, где ему очень хорошо и уютно. Снова дома. Он очнулся от того, что кто-то   теребил его за плечо. Князь с неудовольствием отвлёкся от своих сладких грёз и сурово посмотрел на того, кто вздумал его беспокоить. Но суровость мгновенно прошла, когда он понял, что перед ним находится настоящая Белесса. Её отправили пригласить князя к столу Харальда Сурового и она, не зная его в лицо, решила спросить, как найти Сваргова у этого сидящего задумчивого воина. И в том момент, когда князь Сваргов поднял на неё свои глаза, она сразу их узнала из своего видения и тут же чуть не лишилась чувств. Хотя видимо лишилась. Потому что князь её подхватил, когда она чуть не упала, даже не почувствовав её веса.

Им двоим всё было понятно и без слов. То, что Боги так старательно скрывали от взоров простых смертных, огненной вспышкой мелькнуло у Белессы и Сваргова. Друг для друга они были недостающей частью и теперь совершенно невероятно они встретились. Для них уже не было большего смысла, чем быть вместе. Впереди оставалось ещё одно испытание.

Утром князь Сваргов никак не смог найти Стека и Сватли. Кроме двух его преданных людей в гостевом доме больше никого не было. Времени на поиски не было. Сваргов взял свой лук и пошёл к месту проведения поединка. Когда по команде князь Сваргов натянул свой лук, он сразу почувствовал, что что-то   не так. Лук вдруг стал совершенно чужим и не слушали руки хозяина, ходуном ходили из стороны в сторону. Выпустив стрелу в цель, он только тогда заметил, что оперение зашелестело по ветру, чего никогда с его стрелами не было.

Сваргов не попал ни одной стрелы в цель. От этого невероятного события все собравшиеся пришли в оцепенение. Не попал и Охлономус. И лишь Дымай своим кривым степным луком умудрился как-то   попасть в самый край стоящего столба.

Боги сделали свой выбор и от этого Харальд Свирепый стал темнее тучи. Он многое повидал за свою жизнь, но сейчас от него ничего не зависело. Он должен был сам отдать свою приёмную дочь гнусной собаке Дымаю, тем самым лишив её возможности женского счастья.

Преодолевая себя и перекрикивая громким голосом внезапно налетевший порыв западного ветра, Харальд Свирепый сообщил всем, что окончательное решение вынесет завтра тот же совет, который определил состоявшиеся состязания. Все были потрясены происходящим. Не возможно описать, что творилось в душе у князя Сваргова и Белессы. Однако отчаяние не должно было взять верх. Нельзя было терять ни минуты.

Сваргов решительно собрался и оседлал коня. Он приказал своим людям ждать с конями у выезда из города пошёл к Харольду Свирепому. Сваргов открыто рассказал о том, какие чувства возникли между ним и его приёмной дочерью, а потому открыто просит о том, чтобы Харальд помог им бежать из Северного Королевства и тем самым избавить всех от позора. Впервые было такое, чтобы Харольд Свирепый не слушал волю Богов и шёл против древних обычаев. Только он ни минуты не колебался. Сам вывел Белессу из её покоев и напутствовал их словами: «Будьте счастливы!». По сердцу пришёлся ему вендский князь, видел он глаза своей приёмной дочери, а потому ему без лишних слов было всё понятно.

Без слёз Белесса благодарно бросилась на шею своему приёмному отцу. Времени на проводы не было. Пользуясь опускающейся ночной темнотой Сваргов и Белесса незаметно выбрались из города и стремительно помчались в Восточные леса, что прилегают к далёкому Веборгу. Даже в этой суматохе князь Сваргов не терял головы и оставил одного своего человека в городе Северного Короля для того, чтобы узнать, как будут развиваться события.

А коган Дымай в это время уже утроил пир. Дымящаяся баранина горами лежала на столах. Яств и угощений было не перечесть, хмельной мёд и дорогое вино лились рекой. Хмель развязал всем языки и Дымай начал хвастать, что как только получит в жёны приёмную дочь Харальда Свирепого, то сразу помчит обратно к себе домой. Ведь она и на самом деле была Царевной Восточного Царства. Её дядя умирал и готов был за её возвращение отдать царство тому храбрецу, кто сможет это сделать. Много лет назад он предал своего брата и обманом оказался царём. Все считали, что маленькая принцесса погибла, когда попала в руки воина Харальда Свирепого. Однако это вышло по иному. И теперь перед лицом вечности умирая, родной дядя Белессы хотел вернуть справедливость. Боги и так тяжело покарали его за его поступок. Все дети у него родились мёртвыми или умерли в младенчестве. Этим и решил воспользоваться отвратный Дымай, случайно узнав у торговцев, что Белесса приёмная дочь далекого Северного Короля. И теперь он радостно потирал свои потные и жирные от баранины руки, что у него всё получилось. Теперь он станет Великим Царём Восточного царства и будет самолично распоряжаться жизнью своих подданных. Эта мысль мутила ему голову ещё сильнее, чем самое крепкое вино. Поэтому он становился всё смелее в своих речах, чувствуя уже себя правителем Востока. Видимо Боги всё же знали это, как и то, что на самом деле подлым обманом взял себе победу в состязаниях Дымай. До поры это было скрыто от всех, да только не суждено этому предательству далее оставаться тайной.

Выполнив волю вендского князя один из его людей по прозвищу Черныха под видом слуги, что приносят еду, добрался до шатров Дымая, в которых он гулял и пировал со своими сотрапезниками. Уже все были изрядно пьяны, и Черныха никто не заметил. Хотя он цепким взглядом  узнал среди сидящих рядом с Дымаем торгового человека Михаса и двух других прежде спутников вендского князя Стека и Сватли. Вот дела! От такого неожиданного поворота Черных чуть дара речи не лишился и затаился, чтобы лучше услышать и запомнить о чём они будут между собой говорить. И оказалось, что в самый нужный момент.

При всех Дымай вытащил тугой кошель с золотыми дерхемами, сестерциями, динарами и бросил довольному Михасу со словами, что это за помощь торгового человека по оболганию вендского князя Сваргова в краже и присвоении чужого. Завтра, когда совет примет решение, Михай должен заявить на площади тяжбу на князя, чтобы его взяли под стражу и никто не смог бы уже догадаться о хитроумном плане Когана Дымая. Ведь это он сразу после первого состязания не успев подрезать князю ремень на седле, купил предательство его спутников. И потому Михас перед вторым состязанием ушёл из гостевого дома князя, а Стек, воспользовавшись суматохой, вызнал загадку Сваргова и в ночи ответ на неё передал Дымаю. Да и Сватли себя не лучше проявил. Это он ночью перед стрельбой тайно врезал в один конец лука кусочки свинца, отчего он в руке не мог как прежде сидеть влитым. И оперение Сватли подрезал. Знает он толк в этом деле. Вот и не долетели стрелы до своей цели. С Охлономусом также постарались, и потому теперь Дымай праздновал свою победу. Предвкушал как утром он ещё и разделается с вендским князем, чтобы он не стоял на его пути.

Узнав всё это, Черныха чуть не выдал себя. О подобном вероломстве и предательстве давно никто не помышлял. Эти трое ели хлеб из рук князя, он же их в пути оберегал, а они ему за это заплатили такой гнусной подлостью. Не чувствуя под собой ног Черныха бросился к Северному Королю и тут же всё рассказал о том, что услышал на пиру у Когана Дымая.

Крепко задумался Харольд Свирепый. Значит, не ослушался он Богов. Всё правильно и на совесть сделал, повинуясь только зову своего сердца. Вот как теперь этих злоумышленников можно было вывести на чистую воду и покарать. Это стоило обсудить с седыми мудрецами и опытными воинами.

Вот настал день, когда Харальд Свирепый должен был объявить победителя и отдать ему свою приёмную дочь. Дымай с нетерпением прибыл со своей свитой во двор Северного Короля. Однако сам Харальд не вышел. Вместо него появился старый воин Асмунд и сообщил, что Харальд Свирепый приболел, и своё решение скажет позднее.

Коротконогий Дымай от ярости так хватил своего коня плетью, что он чуть дом не перепрыгнул. Однако делать нечего. Пришлось опять ставить его людям шатры и, запасаясь терпением, ждать решения Северного Короля. Только бы Царь Восточной страны был ещё жив и вспомнил бы своё обещание, когда он привезёт Белессу.

А в это время князь Сваргов и Белесса были уже далеко. Они пошли вдоль торгового пути, что связывал дальние страны и по которым постоянно шли купцы. Умерла и вновь выросла полная луна, прежде чем они добрались до места, которое искали. На высоком холме в изгибе реки они нашли временную сторожку, которой пользовались охотники и рыбаки этих мест, а также такие довольные путники как они.

В это время в городе Северного Короля у когана Дымая лопнуло терпение и он нагло явился без приглашения со своими людьми в Большой дом к Харальду Свирепому. А тот, казалось, словно и ждал его. Сидел невозмутимо, как гранитный утёс далёкого фьорда.

Бесчестный Дымай начал с обвинений Северного Короля в том, что не держит он своего слова и потому навлекает на себя позор и неуважение соседей. Потом стал требовать отдать ему по уговору Белессу, иначе он об этом расскажет всем полуденным правителям, которые за это пойдут на него войной.

Спокойно выслушал вопли отвратного когана Дымая благородный король. Ничего ему не ответил. Лишь дал тайно знак своим людям, по которому они в цепях привели бывших спутников вендского князя. По их виду было понятно, что они всё рассказали о подлом замысле Дымая и как нечестно, обманом он победил в испытаниях. Диким зверем взвыл Дымай и бросился к выходу. Защищая его бегство все люди Дымая полегли, кроме одного, который, воспользовавшись неразберихой выбрался  из Большого дома и вскочил на коня, догоняя Дымая.

Больше о них никто не слышал. Поговаривают только что этот слуга по имени Темерил, позарившись на коня и дерхемы Дымая, ночью на привале, пока тот спал, перерезал ему горло и всё забрал. Да только и сам далеко не уехал. Напали на него разбойники и продали куда-то в полон.

Так предательство воздалось за предательство. А Михаса, Стека и Сватли Харальд Свирепый не стал убивать. С позором камнями и палками выгнали их из города. Всё их имущество раздали калекам, а сами они только в рваных мешках пошли, куда глаза глядят. Но больше не было удачи им нигде. Боги не простили подлого предательства, которое они совершили. Видимо за это у них отнялся разум, когда они от голода и лишений вцепились друг в друга и такими их уже весной нашли крестьяне в лесу. Так свершилось высшее правосудие и справедливость.

И до сих пор об этом любят старики вспоминать перед огнём долгими зимними вечерами.

Однако, что же стало в диком краю с вендским князем и его Прекрасной Принцессой. Зиму они счастливо пережили в маленькой сторожке. Весной прибыл отряд варяжских воинов от Харальда Свирепого с предложением вернуться героем в его столицу. Только Сваргову и Белессе и здесь было хорошо. Поэтому Белесса в благодарность за спасение чести её приёмного отца простила своего родного дядю и предложила Черныху стать правителем Восточного царства. Воины Северного Короля согласились его сопровождать в далёком походе. Где были, затем, приняты с почетом и уважением. Старый король умер, передав своё царство Черныхе. С тех пор там был покой и процветание.

Князь Сваргов вместе со своим верным человеком заложили укреплённый двор на месте той сторожки, где они перезимовали. Поселение стало расти из людей, которые, совершая свой путь, решили остаться с князем вендов. Известие о том, что князь с Белессой из Северного Королевства принимают гостей из разных сторон привлекли внимание и лихих разбойников, которые давно промышляли на этом торговом пути. В ночи нападали они на купцов и забирали товар, с лёгкостью отбирая и человеческие жизни. Сладу же с ними никакого не было. Они быстро растворялись в непроходимых лесах, где хранили награбленное богатство. Как раз под летний солнцеворот ватага разбойников напала на поселение Сваргова. Однако это нападение не было столь неожиданным, как того хотели разбойники. Ратибор преданный князю, давно уже знал о повадках разбойников и потому загодя выследил и предупредил поселенцев. Для них же были заготовлены ловушки наподобие волчьих ям. Поэтому бой оказался коротким, но честным. В раз под ударами мечей людей вендского князя полегли почти все разбойники. В живых остались два молодых удальца, обманом соблазнённые в ватагу и потому ещё не успели взять на себя кровь. Они повинились в своих деяниях и отвели показать тайную заимку, где были надёжно спрятаны все сокровища разбойников.

Потребовалось несколько дней и сорок лошадей, чтобы перевезти всё награбленное разбойниками в Сваргас, так между собой все называли город князя Сваргова.

Праздник был незабываемый! Все поселенцы были щедро одарены князем. А радости купцов не было предела, ведь теперь ничто не угрожало им в их далёком пути. И все дороги вели через Сваргас. Именно там можно было испросить у Богов удачу в особом месте, рядом с озером.

В тот же год князь Сваргов, которого многие называли Королем Разбойников и Прекрасная Принцесса по взаимному согласию связали себя семейными узами. По этому случаю прибыли Старые Волхвы  от Ильменя, Вендов и других мест о которых раньше никто и не слыхивал. Обряд решили проводить у Каменного сердца. Когда Солнце было в зените князь и Белесса принесли дары к огромному валуну в два человеческих роста, очень напоминающего сердце. Волхвы попросили принять Сварога дары и благословить союз человеческих сердец и явить свой знак, что дары приняты.

И в этот момент произошло чудо, о котором люди помнят до сих пор. Словно яркий луч оторвался от солнца и расколол громадный камень пополам. Из него, словно по волшебству, вылетели две птицы и скрылись в небесной выси. Это был явно добрый знак! Таких чудес эта земля ещё не видала.

Так и жили с тех пор князь Сваргов и его Белесса в согласии и достатке. Род их был долгим и могучим, пока последние войны не раскидали их потомков по разным концам света. И даже это оказались не в силах благости Богов, освятивших когда-то   эти места.

Вновь, как по волшебству, в тех местах через многие века выросло поселение, которое тоже называют Сваргас, что значит «Солнечное небо».

А если кто и сомневается в этом всём, может сам поехать и убедиться, что это есть истинная правда. Кто не сможет местных уговорить показать Каменное сердце, то пусть приедет жарким июнем с заповедным желанием и кусочком сыра. Именно тогда со слов стариков, когда человек положит в расщелину свои дары, Каменное сердце исполнит его желание.

Так до сих пор древние Боги хранят память о себе и об этом из поколения в поколение люди передают молву.

горы

19.09.2011, 315 просмотров.

Партнеры

RSS
Архив "Партнеры"

 
Разработка на hostcms
Историко-Информационный портал "Выборг"